Вячеслав Борисович, боль – очень общее понятие, этиология ее обширна. Каковы современные подходы к проблемам боли? В чем заключается специфика работы специалистов, занимающихся лечением  боли? 

О боли, ее причинах и современных методах лечения мы беседуем с Вячеславом Борисовичем Гасиным,  действительным членом подразделения инвазивного лечения боли Всемирного института боли (FIPP WIP, Lubock,Texas,USA), Европейской Федерации Международной Ассоциации Изучения Боли(EF IASP),  руководителем Международного Центра Медицины Боли им. проф. Д. Нива.

 

— Испокон веков врач любой специальности занимался среди прочего и проблемой боли. «Боль» и означает в русском языке «болезнь», потому что «болит». И когда-то врач не мог заниматься лечением болезни, контролировать эффективностьтерапии, не видя изменений характера боли. С тех пор медицина прошла долгий путь развития, и у врачей появились другие способы контроля активности заболевания и эффективности лечения помимо боли. Поэтому в целом ряде случаев боль перестала быть неотъемлемой объективной частью клинической картины, которую непременно нужно учитывать, чтобы успешно вылечить больного. Это важно понимать, потому что боль – это страдание. Старый подход, заключавшийся в том, что человеку необходимо страдать все время лечения, которое длится порой годами, с точки зрения мировой медицины безнравственен. Возможность жить без боли – элементарное право каждого человека. В данном случае я имею в виду острые формы заболеваний. Что же касается хронических заболеваний и хронических болевых синдромов, то здесь вообще ситуация иная. Если при остром заболевании боль играет роль «пожарной сигнализации», побуждающей человека обратить внимание на проблему и идти к врачу, то при хроническом заболевании болевой синдром является отдельной самостоятельной проблемой. В данном случае болевые процессы, вызванные хроническим заболеванием, начинают существовать сами по себе, изменяя особенности работы самой сигнальной системы таким образом, что человек постоянно страдает от боли. Классическим примером здесь может выступить рассеянный склероз. Атака вирусной инфекции или аутоиммунный процесс привели к нарушению целостности нервных волокон. В результате нервные импульсы перестают быть точечными, начинают путаться различные сигнальные системы организма, и человек испытывает боль от простого прикосновения. Это только одна из множества возможных иллюстраций. Поэтому следует лечить хроническую боль как болезнь. И это требует новых подходов, особой специализации, подготовки, даже другой логики поведения, разбирательства, поиска путей решения. Противоболевая терапия — наука, родившаяся на стыке анестезиологии, неврологии, нейрорадиологии и нейрохирургии, некоторые элементы взяты из ортопедии и реабилитационной медицины.  Говоря о хронической боли, можно образно определить ее так: это запуск “пожарной сигнализации” организма при отсутствии пожара. К примеру, была проведена хирургическая операция, она успешно завершилась, собственно причина болезни устранена, но боль остается порой еще на достаточно длительный срок. Задача специалистов по терапии боли — разобраться, что запускает механизм болезненных ощущений и постараться помочь человеку избавиться от них. Другая серьезная проблема хронической боли и боли вообще – это индивидуальность. Пациент может постараться описать свои болевые ощущения, но передать всю их гамму он не в состоянии, как и врач не в состоянии измерить боль в каких-либо единицах. Поэтому достаточно часто пациент затрудняется объяснить специалисту, насколько ему помогает то или иное средство. Мы пытаемся объективизировать данные, разработаны специальные визуально-аналоговые шкалы, на которых мы просим пациента отобразить интенсивность своей боли. Но это все равно субъективные показатели, потому что почувствовать свою боль человек может только сам.  Если человек годами испытывает боль, то он становится индифирентен ко всем радостям жизни, соответственно хронические болевые синдромы практически всегда вызывают депрессию. С другой стороны, депрессия может стать источником и причиной боли. Вопросы боли являются и медицинскими, и нравственными, и социальными, поскольку доступность тех или иных средств, методик и препаратов определяет, в конечном счете, качество жизни наших пациентов. Мне лично ближе всего европейская модель отношения к боли, где на медицинском рынке присутствует множество лекарственных средств, предназначенных для борьбы с сильной болью, доступно огромное количество методик, однако все это находится под контролем и используется специалистами строго по назначению.

Одной из наиболее частых жалоб на приеме у терапевта является боль, связанная с патологией позвоночника. Такие пациенты посещают не только семейного врача, но и кардиолога, гастроэнтеролога, пульмонолога, других специалистов. В Украине существует много центров, занимающихся лечением заболеваний позвоночника. Разумеется, лечение в этих центрах подразумевает и избавление от боли. В чем состоят основные отличия центра медицины боли, которым руководите Вы? Используются ли методики, недоступные в других центрах? Каковы результаты лечения болевого синдрома, связанного с заболеваниями позвоночника, в вашем центре?

 

— Вы совершенно правы в том, что это одна из наиболее частых причин обращения к семейному врачу, терапевту. Чтобы понять, почему люди так часто обращаются с этой проблемой, нужно хорошо представлять себе схему работы болевой рецепции. Вся информация из периферических датчиков-рецепторов поступает в позвоночник. Таким образом, именно в нем аккумулируются данные со всего тела, которые затем поступают в головной мозг, где и формируется ощущение боли. При этом позвоночник подвержен различным нагрузкам, возникают смещения, ущемления, воспаления, ишемии – целый спектр проблем, связанный с изменением биомеханики позвоночника, его трофики и, соответственно, это вызывает изменения условий поведения спинного мозга и корешков его оболочек, которые могут вызывать боли. Это глобальный вопрос, потому что в состоянии позвоночника отражаются тысячи возможных проблем в других органах. Именно поэтому многие,  пытаясь воздействовать на позвоночник, лечат и почки, и желчный пузырь, и сердце и т.д. В этом есть рациональное зерно, поскольку нередко бывает положительный результат. Есть и специфические методики, предполагающие оперативное вмешательство, которое иногда просто необходимо. Поэтому мы достаточно тесно сотрудничаем с нейрохирургами и порой настоятельно рекомендуем обратившимся к нам пациентам оперативное вмешательство. При этом мы объясняем пациенту, что сама по себе операция не является гарантией избавления от боли, но она создаст предпосылки для дальнейшего лечения, потому что будут устранены такие причины болевых ощущений как ишемия, сдавливание участков спинного мозга и его корешков.

Если говорить о специфических методиках борьбы с болью в позвоночнике, то у нас есть свои наработки, например, блокады фацетных суставов, которые очень эффективно действуют при остеохондрозе. Однако следует понимать, что в украинских реалиях ноу-хау не представляет собой чего-то недоступного для других, секретного. Информация обо всех этих методах находится в открытых источниках, в том числе, на сайте нашего центра (http://www.painclinic.com.ua/), и любой специалист может ознакомиться с публикациями или связаться с коллегами при помощи Интернета. У нас нет ничего такого, что не было бы принято международным врачебным сообществом, особенно в сфере лечения хронических болей. Особенностью нашего центра является то, что работающие здесь специалисты открыты к обмену информацией и очень тщательно подходят к процессу подбора оптимальной стратегии лечения каждого пациента.

Одну и ту же проблему с болями в позвоночнике можно решить самыми разными способами. Наш арсенал в этой сфере чрезвычайно богат. Но находить решение вопроса приходится индивидуально, потому что наши пациенты ведут разный образ жизни и предъявляют различные требования к скорости и стоимости лечения. Как правило, предлагаемые в нашем центре способы оказывают желаемый эффект, и пациенты возвращаются к активному образу жизни без боли.

 

Еще одной проблемой, сопровождающейся болевым синдромом, трудоемкой не только с позиций лечения, но и реабилитации, являются невриты. Каковы на сегодня возможности медицины в лечении неврита, например, тройничного нерва? Можно ли сократить обычно длительный период лечения и реабилитации таких больных посредством современных методик?

 

— Именно эту проблему специалисты по терапии боли научились решать достаточно быстро и эффективно. Мы за последнее время прооперировали более трехсот пациентов с невралгией тройничного нерва, и успешный результат был достигнут в 97 % случаев. Действительно, невриты сопровождаются одним из самых мучительных болевых синдромов: боли колющие, режущие, взрывные, простреливающие. Их появление чаще всего связано с повреждением узла или корешка тройничного нерва. В редких случаях механизм боли запускается вследствие периферических повреждений, гораздо чаще бывает наоборот. Например, пациент сообщает, что боли начались после того, как у него удалили зуб. Действительно, иногда прямая травма может послужить причиной возникновения боли. Однако в моей практике более распространен иной сценарий: у человека заболел зуб, стоматолог этот зуб удалил, а боль осталась и даже усилилась. Все дело в том, что на самом деле повреждение было в зоне ответственности участков тройничного нерва — большей части головы и лица. А бывает под маской невралгии тройничного нерва скрываются совершенно другие заболевания, которые важно своевременно диагностировать, для чего нужны определенная осторожность и профессионализм.

Для терапии боли при невралгии тройничного нерва существует много возможностей. Как и в странах Западной Европы, в Украине на первоначальном этапе пациентам предлагают курс специальных таблетированных препаратов, не относящихся ни к анальгетикам, ни к обезболивающим. Большей частью это или антидепрессанты или противосудорожные средства. Такое назначение связано с необычным механизмом данного вида боли, это так называемая нейропатическая боль, связанная с повреждением участков нервной системы. Поэтому она не отвечает на обычные анальгетики, эффективными оказываются препараты другой группы, и часть из них присутствует в арсенале украинских специалистов. К сожалению, большинство из них уже устарело, они не всегда достаточно эффективны, а их применение сопровождается целым рядом побочных эффектов, например, сонливостью. Однако некоторые наши пациенты с большим или меньшим успехом применяли их по 30-35 лет.  Появились новые, более современные лекарственные средства, однако их стоимость достигает полутора тысяч гривен в месяц за курс лечения при дозировке для взрослого. Такие препараты позволяют поддерживать нормальный образ жизни, но понятно, что доступны они далеко не всем.

Таким образом, лечение невралгии тройничного нерва всегда начинают медикаментозно, и на этой стадии обязательно проводят более детальное обследование пациента, чтобы выявить причину заболевания. И здесь существуют разные точки зрения, а соответственно различны и предлагаемые способы решения проблемы. Как известно, рядом с корешком тройничного нерва проходит один из сосудов, который питает определенный отдел мозга. У хирурга П. Жанет возникла идея, что этот сосуд давит своей пульсацией на корешок, вызывая в нем повреждения. Это и становится причиной возникновения боли. Предлагаемый способ борьбы с болью — прокладки, помещаемые между этой артерией и корешком. Примерно 70% пациентов это действительно помогает. Это уже достаточно известная операция П.Жанета, которую выполняют, в том числе и в Украине. Критики такого подхода считают, что эффективность операции достигается за счет того, что прокладки натягивает корешок, меняя его проводящие свойства, и у человека восстанавливается нормальная проводимость сигнала. Этим можно объяснить и тот факт, что 30% пациентов этот метод не помогает. Тем не менее, уже 30 лет операция П.Жанета была одной из немногих опций, позволявших более или менее эффективно устранять боль при невралгии тройничного нерва. К минусам такого метода следует отнести необходимость вскрытия твердой мозговой оболочки, которое при неблагоприятном исходе может послужить причиной развития менингита, глухоты, стволовых инсультов и даже смерти. Таких случаев зафиксировано немного, но они есть. Следует также помнить, что операция проводится под общим наркозом, что также всегда сопряжено с определенным риском.

Другая существующая методика — периферические блокады спиртом или глицеролом. Этот способ несет с собой осложнения, например, в виде спаечных процессов, ожогов периферических ответвлений тройничного нерва. Это достаточно недорогая процедура, но ее нужно повторять в среднем 1 раз в 2-3 месяца, и каждая последующая оказывается все менее эффективной. Раньше это была довольно распространенная методика, теперь она применяется все реже и реже.

Чаще всего в нашей клинике мы помогаем пациентам с невралгией тройничного нерва методом радиочастотной термокоагуляции. Он заключается в том, что через тонкую иглу в узелковую зону тройничного нерва вводится специальный микроэлектрод. Он выполняет две функции. Первая связана с проблемой, очень актуальной в медицине боли: способностью воспроизвести болевую ситуацию. Известно, что боль редко бывает равномерной по интенсивности. Она то затухает, то вспыхивает с новой силой. Поэтому пациенту и врачу сложно ориентироваться, если пациент на момент обследования боли не испытывает. Электрод покрыт тефлоном за исключением одного небольшого участка, что позволяет давать слабый электрический заряд, действующий как раздражитель, генерирующий болевую ситуацию. В зависимости от того, где пациент почувствует боль, мы можем точно локализовать пораженный участок нерва. Кроме того, больной сможет описать свои ощущения, их интенсивность. Также это дает возможность дополнительной верификации диагноза, поскольку если пациент не реагирует на данный раздражитель, проблему следует искать в другом заболевании. Убедившись, что диагноз верен и мы имеем дело действительно с воспалением тройничного нерва, при помощи  радиочастотного генератора  мы можем разогреть кончик электрода до определенной температуры (индивидуально, от 60 до 80 градусов по Цельсию) и коагулировать небольшой, размером 2-3 куб.мм, участок вокруг зоны электрода. Таким образом, мы точечно «выпаиваем» поврежденные участки. При этом нервное волокно ниже места выпаивания перестает функционировать, тело нервной клетки не страдает, но зона болевой чувствительности отключается. И когда через 2-3 недели воспалительный процесс затухает, начинается процесс восстановления нейронов. Это возможно, поскольку тело клетки не повреждено. Важно, что в отличие от выжженных нейронов при методе деструкции или спиртовой блокады, нейрон восстанавливается точно внутри существующего канала в нужном объеме, т.е. восстановление происходит более физиологично. Этим ценна данная методика. Ее эффективность не ниже, чем у операции П. Жанет, стоимость ниже, повторяемость не является сложной, количество осложнений минимальное. Каждая процедура не теряет эффективности 5-15 лет. В течение этого времени пациент чувствует себя хорошо, ведет привычный образ жизни, не теряет трудоспособности.

Существуют еще более современные методики, которые в Украине пока практически не применяются. Например, метод глубокой стимуляции мозга, когда в мозг вживляются специальные электроды и задействуется устройство, подобное искусственному водителю сердечного ритма, при помощи которого стимулируются глубокие структуры мозга как раз там, где проходят проводящие пути боли. Один сигнал накладывается на другой и выводит его из болевого регистра. Суммарный сигнал получается совершенно другой, человек не воспринимает боль. Существует и метод кортикальной стимуляции мозга. Проблема использования заключается только в стоимости, потому что каждый из таких приборов стоит несколько десятков тысяч евро, и это обстоятельство существенно снижает возможности внедрения подобного метода в Украине. В западных странах эту процедуру оплачивают страховые компании, поскольку расчеты показали экономическую целесообразность ее применения и закупки прибора вместо оплаты долгих лет избавления от боли другими методами. Кроме того, человек получает другое качество жизни, будучи независимым ни от боли, ни от сильнодействующих болеутоляющих препаратов, у которых существует еще много побочных эффектов, один из которых — затуманивание сознания. Люди лучше социализируются, возвращаются к работе и привычному образу жизни. Эти методики дают хороший эффект не только при невралгии тройничного нерва, но и при болевых синдромах различной этиологии.

 

Постгерпетические невралгии сопровождаются весьма ярким и характерным болевым синдромом, который беспокоит пациента длительное время и обычно значительно выражен. Существуют ли способы ослабить либо устранить эту боль?

 

— В постгерпетической невралгии важно учитывать 2 момента. Первый — это необходимость диагностировать заболевание на самой ранней стадии, буквально в первые дни возникновения болезненных высыпаний. Многие неврологи знают, как это лечить. Мы назначаем специфические препараты, которые предупреждают развитие хронического болевого синдрома или, по крайней мере, существенно снижают его вероятность. Для этого выработаны определенные алгоритмы, которые опубликованы в специализированной литературе и доступны каждому врачу, в том числе, терапевту. Хочу обратить внимание, что это специфическое лечение, — не противовирусное, в нем используются препараты для предотвращения развития нейропатических болей. Если боли уже сформировались, то первые 2 месяца мы все-таки стараемся проводить медикаментозную терапию. Постгерпетическая нейропатия — достаточно острый процесс, связанный с повреждением периферической нервной системы вследствие вспышки инфекции, которая до этого не беспокоила человека. Вследствие стресса, попадания конкурентной инфекции или по другой причине вирусы герпеса выходят из «клеток -хозяев» и начинают стремительно размножаться, инфицируя соседние клетки. Возникают вторичные кожные высыпания и прямое повреждение нервов, особенно их миелиновой оболочки. Возникают зоны анестезии, гиперестезии, дизестезии из-за нарушения специфичности проведения сигналов по разным типам волокон в смешанных нервах. Таков механизм формирования устойчивого нейропатического синдрома при герпетической инфекции. В таких случаях также существует много возможностей помочь пациенту. Спектр их широк — от специфических лечебных блокад до перепрограммирования и имплантации стимуляторов спинного мозга. Эти способы достаточно хорошо изучены, очень эффективны и применяются в нашей практике.

 

Головная боль беспокоила хотя бы раз в жизни каждого из нас, она мешает качественно работать и может некстати развиться во время отдыха. Когда, на ваш взгляд, следует прибегнуть к медикаментозному вмешательству в рамках ответственного самолечения, а в каких ситуациях необходима консультация специалиста? Стоит ли терпеть головную боль, отвергая применение обезболивающих препаратов?

 

— О распространенности головной боли и серьезности проблемы свидетельствует хотя бы тот факт, что в США в течение года по причине головной боли бывает нетрудоспособно до 50% населения. Говоря об ответственном самолечении, я бы расширил тему и говорил о таком понятии как «красные флаги». Их принято расставлять, описывая ситуации, когда надо немедленно и быстро обращаться к специалисту. Именно такой подход существует во многих западноевропейских странах. В частности, незамедлительного обращения за медицинской помощью требует появление длительных головных болей в детском или подростковом возрасте. Эта ситуация обязательно нуждается в обследовании, потому что головная боль в данном случае может быть проявлением сотни весьма серьезных заболеваний, которые могут привести к инвалидизации либо даже быть опасными для жизни.

Если головные боли беспокоили и раньше, было проведено обследование и не выявлено серьезной патологии, чаще всего ставят диагноз головной боли напряжения или мигрени. Если это устраивает самого пациента и состояние не ухудшается — можно ограничиться стандартным набором препаратов, применяемых при головной боли. Если не устраивает — нужно идти к специалисту и выяснять, в чем причина. Когда помимо головных болей возникают другие болезненные симптомы, то также нужно разбираться со специалистом. Головная боль с нарушением зрения — это одна ситуация и возможный диагноз, с признаками удушья — совсем другая, с сердцебиением и ощущением слабости — третья и т.д. Как таковая головная боль — это всего лишь проявление неких процессов, происходящих в организме, и механизм головной боли единообразен, а вот для запуска этого механизма существует множество причин — как банальных, так и очень серьезных. И я никому не советовал бы разбираться самому, если он не специалист. Понимаю, что в Украине медицинская квалифицированная помощь менее доступна, чем, скажем, в США или западной Европе, но, тем не менее, убежден, что любым делом должен заниматься профессионал. Последствия самолечения головной боли непредсказуемы. Мне доводилось осматривать множество пациентов с головной болью, и ситуации при диагностике оказывались самые разные — от легкого недомогания до серьезных диагнозов, требующих системного лечения. Терапевт не всегда в состоянии определить эти заболевания. Причем вопрос времени в этих ситуациях критичен. Для семейных врачей жалобы на частые головные боли, особенно сопровождающиеся другими симптомами — тошнотой, удушьем, шаткостью походки и т.д., — должны служить сигналом, что нужно обследовать такого пациента детально.

 

Существуют ли новшества в лечении мигрени? Какие терапевтические подходы в лечении этого заболевания Вы назвали бы приоритетными?

 

— Я рекомендую, прежде всего, профилактику. Мигренозный приступ, когда он уже развился, практически невозможно затормозить, потому что в данном случае мы имеем дело с отеком твердой мозговой оболочки. Однако можно не дать развиться приступу, предотвратить его, и на эту тему также существует много информации в открытых источниках. Если частота приступов оправдывает профилактическое лечение, то нужно его проводить, и ключевым в нем является: не дать развиться транзиторному спазму сосудов головного мозга, который впоследствии приводит к отеку и мигренозной атаке. Многие неврологи успешно справляются с этой задачей при помощи различных препаратов. Из того специфического, что делают в нашем центре, могу назвать процедуры по воздействию на определенные участки нервной системы, иннервирующие скальп, нервы лица и некоторые отделы позвоночника. При невралгии затылочного нерва это классическая процедура, которая эффективна. Она же хорошо работает при определенных типах головной боли. Однако следует помнить о том, что я говорил вначале — любая ситуация и пациент индивидуальны. И метод лечения напоминает ключ, а болезнь — замок, которые могут подходить или не подходить друг другу. Бывает, что самый дешевый препарат или простейшая процедура, назначенные вовремя и в нужной ситуации, решают проблему пациента. А иногда приходится применять самые сложные и дорогие методики.

 

Чрезвычайно сложной проблемой в практике терапевтов является ведение онкологического больного с болевым синдромом. Чем можно помочь такому пациенту?

 

— Существует множество лекарственных препаратов для облегчения боли у такой категории больных. К сожалению, из них только около 10% доступны в Украине, а остальные не зарегистрированы или просто не завозятся, так как включены в список наркотических. Эти списки постоянно пересматриваются, возникают некие хаотичные кампании, как, например, известная всем «трамадоловая». Все это происходит под флагом борьбы с наркоманией. Но в данном случае, думаю, как раз та ситуация, когда вместе с водой выплескивают ребенка. В результате люди с онкологическими заболеваниями страдают от боли, а врачи — от неспособности облегчить мучения своих пациентов. Достаточно вспомнить тех, кто после лучевой терапии получил ожоги целых участков нервной системы. Это непереносимая боль. Единственное, что оказывается доступным — укол морфина, который действует всего 3-4 часа и затуманивает сознание. Порой нам приходится выполнять буквально ювелирную работу по отключению чувствительности этих участков. Между тем, в мире уже разработан целый арсенал средств, в частности, специальные болеутоляющие пластыри, таблетки, которые прикрепляются к щеке и действуют длительно, капли, сиропы и др. Одной из современных методик является имплантация небольших насосов, регулирующих подачу лекарства онкологическому пациенту. Остается только надеяться, что все эти средства когда-нибудь станут доступны и в Украине.

 

У ряда пациентов присутствует проблема фантомных болей, когда сохраняются субъективные ощущения в ампутированной конечности. Какие способы помощи таким пациентам наиболее прогрессивны, на ваш взгляд?

 

— Таким пациентам помогают, и весьма эффективно. Чтобы понять механизм возникновения фантомных болей, следует вспомнить всю схему работы нервной системы. Наиболее наглядный пример — аналогия с пожарной сигнализацией. Когда в ней по какой-либо причине отключается один из районов, то сигнализация срабатывает, воспринимая отсутствие сигнала как тревогу. В организме сигнал с периферического участка перестает поступать, когда туда не поступает кислород, поэтому «звонок тревоги» оттуда получает приоритетность. То есть нервная система воспринимает отсутствие сигнала от органа как угрозу этому органу. В результате человек ощущает боль в ампутированной конечности. Соответственно методы лечения направлены на то, чтобы заполнить информационный вакуум. Для этого можно имплантировать стимулятор, который дает дополнительную частотную нагрузку, заполняя вакуум в этом регистре. Возможно также воздействовать на центр восприятия боли. Однако в мире разработаны и успешно применяются гораздо более простые и щадящие методики, связанные с визуализацией. Многие вещи в механизме восприятия боли связаны со зрительным анализатором. Суть методики заключается в том, что пациенту с протезом необходимо делать упражнения перед зеркалом. При этом важно смотреть на себя именно в зеркало. И тогда постепенно он начинает ощущать протез как интегральную свою часть, интенсивность болей снижается. Существует также методика, основанная на создании виртуальной реальности. Человека ставят на переменную платформу, надевают шлем, и он себя проецирует в анимацию. Он ощущает себя стоящим на серфинге и учится управлять своим телом в этой виртуальной реальности. Данной методике уже около 15 лет, сейчас действует десятое поколение, и она эффективно применяется, в особенности, в странах, где велико количество инвалидизированных людей вследствие войн или природных катастроф.

 

Вячеслав Борисович, каких новых разработок в области лечения боли можно ожидать в ближайшее время, с какими методиками связаны ожидания специалистов по терапии боли, назовите, пожалуйста, Ваши ТОР-3 в этой сфере.

 

— Если говорить о мировой науке, то в первую очередь я назвал бы генную терапию боли. Сейчас очень интенсивно изучаются молекулярные механизмы, генетика боли, особенности работы нервной системы в генетическом аспекте. За этими исследованиями — огромный потенциал, открывающий кардинально новые возможности в терапии боли. Другое перспективное направление связано с применением новых экспериментальных препаратов растительного и животного происхождения, которые скоро должны появиться на мировом фармрынке, а сейчас проходят последние стадии исследований. Их особенность — высокая эффективность при минимальном количестве побочных эффектов, что чрезвычайно важно в терапии боли. В качестве примера могу привести препарат, получаемый из экстракта морской улитки, который вводится в спинномозговую жидкость и проявляет мощное обезболивающее действие. И наконец, нельзя не упомянуть о том, что является по сути медицинской бионикой — имплантация различных устройств, генераторов, насосов. Нейромодуляция дает возможность влиять на механизм восприятия не только боли, но и других чувств, например, зрительных и слуховых образов. Устройства, физически или химически модулирующие восприятие боли, уже существуют, дальше они будут совершенствоваться и становиться более доступными. В заключение хотелось бы пожелать коллегам, врачам-терапевтам, семейным врачам, главного — внимания к своим пациентам, гуманности, сострадания и осознания их индивидуальности.

Гасин Вячеслав